Подпишись на рассылку «Свободная саентология»

Подпишись на рассылку

Творчество саентологов:


Детский класс в лагере!

Привет всем!

По устоявшейся традиции в ближайшем лагере продолжит работать детский класс! Запланирована работа на вторую неделю — с 22 по 28 ноября точно, две пары в день — пара до обеда и пара после обеда. Если будут желающие, то класс может быть и в первую неделю с 17 ноября. С вопросами и пожеланиями обращайтесь к детскому супервайзеру: sopik_@mail.ru (Ирина).

А в нашем сегодняшнем выпуске — глава из самой замечательной книги для родителей «Чудеса за завтраком» (Рут Миншул)

*********

« ОН  УДАРИЛ МЕНЯ ПЕРВЫМ»

Основной вопрос в воспитании детей – проблема как воспитать, не сломав их. Вы хотите вырастить своего ребёнка так, чтобы вам не нужно было управлять им, чтобы он всегда владел собой. От этого зависят его хорошее поведение, здоровье, здравомыслие.

Дети – это не собаки. Их невозможно дрессировать, как собак. Они – не подконтрольные вещи. Они, и давайте не будем пренебрегать этим фактом, — мужчины и женщины. Ребёнок – это не какой-то особый вид животного, отличающийся от человека. Ребёнок – это мужчина или женщина ещё не достигший зрелости.

ЛЮБОЙ ЗАКОН, ПРИМЕНИМЫЙ К МУЖЧИНЕ ИЛИ ЖЕНЩИНЕ, ПРИМЕНИМ К РЕБЁНКУ.

deti

Мальчики весь день ссорились и дрались. Ничто, из того, что я говорила, не производило продолжительного эффекта. (Это было до того, как я ввела систему доски и стала обучать их). Я кричала на них, отправляла по комнатам и угрожала. Я была вымотана и удручена. Они были по-прежнему «одержимы бесом» и готовы дальше изводить меня. Тогда я заставила их конфронтировать  друг друга. /КОНФРОНТИРОВАТЬ –  быть «лицом к лицу», не избегая и без напряжения. КОНФРОНТИРОВАНИЕ – это на самом деле СПОСОБНОСТЬ спокойно быть здесь и воспринимать./Я знала, что это у них не получается. В этот момент сталкивались два реактивных банка. (Два магнитофона оставались играть друг для друга, в то время как Духовные Существа отсутствовали).

Я взяла два стула, и поставила их один напротив другого. «Пол, ты садись здесь. Ли, ты – здесь. Теперь, я хочу, чтобы вы сидели здесь и смотрели друг на друга. Вы не должны  говорить, ни двигаться. Просто смотрите друг на друга. Когда вы начнёте, я поставлю таймер на пять минут. Хорошо? Начали».

Ну, я услышала возражения. Они готовы были делать что угодно, но не смотреть друг на друга. Ли было меньше четырёх лет, Полу было девять. Пол спорил, Ли пытался встать. Когда ему это не удалось, (я удержала его), он попытался отодвинуться на стуле. В конце концов, я выиграла, (я была больше их), и они уселись. Они немного покрутились, был пинок исподтишка и громкое «ай!». Я остановила их и, игнорируя все протесты, заново запустила таймер, включив его на пять минут.

После того как они выполнили в течении пяти минут то, что я сочла чуть лучше, чем безнадёжное конфронтирование, я отпустила их.

Я рухнула на стул и начала раздумывать, правильно ли я действую. Упражнение, которое я заставила их выполнить, одно из базовых тренировочных упражнений (обычно называемых ТУ), используемых на занятиях в Центре. Это было ТУ – 0 (ноль), и оно применяется чтобы помочь человеку научиться сидеть удобно на стуле и находиться напротив другого человека без чувства неловкости и смущения.

Я начала обучать детей ТУ со спокойным, аналитическим отношением. Правда в том, что я прибегла к ним в момент полного отчаяния и в тот момент я совсем не была уверена, что действовала, думая только об интересах своих детей. Наказывала ли я их?

Несмотря на свою неуверенность, я решила продолжить использование этого метода, чтобы посмотреть, как это сработает. В конце концов, рассудила я, любой вид определённого и предсказуемого руководства, лучше чем никакого. Более того, это то, что я могла бы делать, чтобы прекратить их продолжающиеся разрушительные действия друг против друга. В следующий раз, поклялась я, я сделаю это с большей любовью и большим намерением. Им это может помочь. Я знала также, что должна объяснить им, что это была помощь, а не наказание.

С этого дня: «Хорошо, мальчики. По стульям!» — стало привычным сигналом.

Я научилась не дожидаться, пока их стычки достигнут стадии нанесения увечий, а вводить порядок при первой размолвке.

Конечно, были протесты. Иногда они даже дрались из-за того, кто на какой стул сядет. Однако я с ними не спорила. При любом другом ответе, нежели быстрое согласие, я добавляла ещё пять минут. Пока они не выучили это хорошо, они иногда мучались до 30-35 минут.

Бывали дни, когда я почти сдавалась. Возможно, это никогда не сработает. Однако, в конце концов, я поняла, что походы на стулья стали более редкими (к тому времени также была введена система доски, чтобы отмечать индивидуальные нарушения). Дом становился более мирным местом.

Я использовала эти две программы (стулья и доску), чтобы ввести дисциплину. В тоже время, я начала давать ребятам больше знаний о человеческом разуме. Они узнали, что ТУ предназначались для того, чтобы помочь им НАЛАДИТЬ УПРАВЛЕНИЕ СВОИМИ «БАНКАМИ», И НАУЧИТЬСЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОБЩАТЬСЯ ДРУГ С ДРУГОМ.

Я никогда не кричала на такие возражения, как: «Он это первый начал» или «Я ничего не сделал». Вместе с другими основами, я научила их тому, что для драки требуются двое. Невозможно драться в одиночку.

Было много приглашений выступить арбитром в их битвах, но я ни разу не попалась на эту удочку. Когда «невинная жертва» приходил ко мне и пытался убедить меня в своей невиновности, я могла спросить: «Что ты сделал для того, чтобы разрешить эту ссору?» или «Что ты мог бы сделать, чтобы предотвратить это?».

На это всегда был ответ.

Поэтому, они всегда ставили стулья, когда между ними был разлад. Постепенно они научились тому, что можно избежать скандала (с тех пор это хорошо им помогало в ситуациях вне дома).

Вскоре они стали брать на себя всё больше ответственности за собственные действия. Удивительно, но после всего этого они не возненавидели меня. Они поняли цель стульев.

raduga

Однажды, я ненадолго ушла в гастроном и оставила мальчиков одних. Когда я вернулась, они сидели на стульях, на таймере оставалось ещё две минуты. Я ничего не сказала. Когда зазвенел звонок, они встали, Ли выключил зуммер, и они оба спокойно вышли играть на улицу. Я так и не спросила, что привело к такой самодисциплине. Они предприняли правильное действие. Это всё, что имело значение.

Интересно, что многим детям нравится выполнять ТУ. Многие из них посещают курсы общения для детей в наших организациях и центрах. Я часто смотрю на мальчиков и девочек, проходящих ТУ. Они обычно находят их веселыми и гордятся тем, что выполняют их хорошо.

Однажды, в выходной день к нам пришел школьный друг Пола – Девид. Пол и Ли начали небольшую перебранку, поэтому я сказала: «Ребята, по стульям».

Когда они закончили, я услышала, как Девид спросил Пола: «Значит, ты должен сидеть и просто смотреть на своего брата? Господи. Это бы убило меня!».

Пол заверил его, что это не так уж страшно. Он продолжил, объяснив принцип упражнения.

Несколькими неделями позже мы захватили Девида по дороге и поехали к нам домой.

Ведя машину, я услышала, как Девид спросил Пола, продолжают ли он и  Ли сидеть на стульях. Пол ответил: «О, да. Когда это необходимо».

«Знаешь, я рассказал своей маме об этом, но она ничего не сделала», — Девид вздохнул и добавил с сожалением: «Они просто продолжает кричать на нас».

Когда у детей стали лучше получаться ТУ – 0, я позволила им перейти к более сложным упражнениям иногда садясь, чтобы поработать с ними самой. К тому времени, когда мы поехали в Англию, где я проходила дополнительные профессиональные курсы, они были готовы начать официальное обучение (Ли с детьми, а Пол со взрослыми).

Нам больше уже не нужна была такая дисциплина, но иногда, для блага нового друга, мальчики с удовольствием и смехом предавались воспоминаниям о многих часах, проведённых на «Стульях». Самую тёплую моему сердцу награду, которую я когда-либо получала за мои дисциплинарные усилия, я получила несколько лет назад от Пола.

Рассказывая о своей однокласснице, он сказал: «Ей просто нужно больше дисциплины. Я думаю, некоторые люди совсем не знают, как дисциплинировать своих детей».

Затем, несколькими минутами спустя он удивил меня, сказав: «Знаешь, мам, ты даёшь нам, детям, намного больше СВОБОДЫ, чем большинство родителей». Я почувствовала облегчение и волнение. Он сам понял разницу между ДИСЦИПЛИНОЙ и НАКАЗАНИЕМ, между СВОБОДОЙ и НЕОБУЗДАННЫМ ПОТАКАНИЕМ.

Это маленькое воспоминание о проницательности 11-летнего человека, я не променяла бы ни на что. Это была первая из многих больших побед.

mir-

********

А вот о том, зачем нужны тренировочные упражнения для родителей читайте здесь: «Не хватает терпения?» 

********

С большой любовью,
Группа PR и продвижения учебного лагеря Организаций Рона СНГ.

Leave a Reply